Новости экологии
 
2018-10-20
более 20% марок бутилированной воды не соответствует указанному стандарту
2018-10-20
Каким образом вода проводит электрический ток?
2018-07-23
Хлорировать ли воду?
 
О компании
Миссия
Реализованные проекты
Отзывы
Услуги
Оборудование
Каталог оборудования
Сравнение с аналогами в
    Ростове-на-Дону
Сотрудничество
Дилерам
Бюджетным организац
Юридическим лицам
Все о воде
Статьи о воде
Новости экологии
Вопрос/ответ
Ссылки
Распространение рекламы по почтовым ящикам
 
   

Статьи о воде

У них плохо, а у нас?

Химикалии, входящие в состав противозачаточных таблеток, антидепрессантов, болеутоляющих, шампуней и так далее и тому подобное, загрязняют водные ресурсы, которыми пользуется население США. Органы здравоохранения и охраны окружающей среды не знают, как подступиться к урегулированию этой проблемы.

С одной стороны, на данный момент нет никаких фактических данных, подтверждающих, что присутствие химикатов в воде наносит урон здоровью людей. С другой стороны, игнорировать это явление было бы безрассудством. Лекарства и средства личной гигиены попадают в реки США с канализационными водами, прошедшими очистку на специальных сооружениях, а также просачиваются в грунтовые воды из выгребных ям. По данным Агентства по охране окружающей среды, ученые обнаружили эти вещества, именуемые "эмергентными контаминантами", почти везде, где брали пробы.

Большинство специалистов уверяет, что это открытие свидетельствует о прогрессе в области технологий химического анализа. Однако, как написал нам Хэл Зеник из научно-исследовательского подразделения

Агентства по охране окружающей среды, "вопрос об их опасности для людей остается неразрешенным". Отчасти дело в том, что масштаб и последствия воздействия этих веществ на человека – особенно совокупного, в результате эффекта взаимодополнения, – "неизвестны", как сказано в обзоре, опубликованном в 2005 году Управлением по контролю над пищевыми продуктами и лекарствами. Между тем население Америки стареет и использует все больше медикаментов, так что применение химических средств все ширится и ширится.

Это ставит перед официальными лицами, имеющими дело с такими химическими веществами, трудную задачу: они должны продемонстрировать, что воспринимают проблему всерьез, одновременно заверяя население, что поводов для беспокойства нет. В результате ученые ряда государственных и частных организаций работают над новыми технологиями измерения уровня и анализа фармацевтических контаминантов, установления их присутствия в окружающей среде, выяснения, откуда они берутся, как распространяются, куда в итоге попадают и оказывают ли реальное воздействие.

Во многих случаях химикаты попадают в воду с отходами жизнедеятельности человека или через сливное отверстие ванны. Но иногда люди просто выливают в унитаз просроченные или ненужные лекарства. Поэтому власти многих штатов и муниципалитетов в разных частях страны начали среди жителей, а также персонала аптек, больниц и домов престарелых разъяснительную работу о вредности такой практики. Кое-где в аптеках и даже на полицейских участках появились "пункты приема фармацевтических средств". В других местах фармацевтические средства включены в список опасного мусора наряду с красками и средствами против насекомых. Организован регулярный сбор такого мусора для его уничтожения безопасным способом, – например, путем сожжения. К примеру, в графстве Кларк, штат Вашингтон, жители могут сдавать ненужные им или просроченные "средства, за оборотом которых установлен государственный контроль" – например, купленные по рецептам наркотические средства – на полицейские участки или в приемные шерифов для последующего уничтожения. "Неконтролируемые" лекарства можно сдавать в аптеки, участвующие в программе (в графстве таких аптек 80%). В феврале три федеральных органа, в том числе Агентство сохранения окружающей среды, издали памятку, рекомендующую сливать ненужные лекарства в канализацию "лишь в том случае, если в приложенной к ним инструкции производителя специально отмечено, что это безопасно". Во всех других случаях лекарства советуют выбрасывать в мусорные баки (смешав с каким-нибудь "неприятным веществом" типа наполнителя кошачьего туалета, чтобы на них не польстились "кладоискатели" с помоек), либо сдавать на официальные пункты приема.

Обеспокоенность распространением химикатов через воду резко возросла летом прошлого года, когда ученые Геологической службы США сообщили об обнаружении в реке Потомак и ее притоках "рыб промежуточного пола" – самцов большеротого и черного окуня, в организме которых, однако, имелись незрелые яйцеклетки. Ученые, открывшие этот феномен, утверждали, что не знают его причин и даже не могут в точности сказать, является ли он чем-то новым. Но это открытие заново возбудило опасения, что человеческие гормоны или химические вещества, имитирующие их воздействие, могут оказать воздействие на водную фауну.

Агентство по охране окружающей среды, начиная с 1999 года, исследовало 139 рек по всей стране. Обнаружилось, что в 80% проб содержатся разнообразные фармацевтические контаминанты: примеси болеутоляющих и гормональных лекарств, сердечно-сосудистых средств и антибиотиков. На взгляд агентства, результаты свидетельствуют, что эти химикаты распространены шире и более устойчивы, чем считалось ранее. Тем временем Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами начало изучать влияние присутствия антибиотиков и антисептических средств в воде не только на здоровье людей, но в потенциале и на формирование у бактерий невосприимчивости к этим средствам. Сообщения о загрязнении вод фармацевтическими контаминантами тревожат даже в отсутствие сведений о реальных пострадавших. Например, в 2004 году власти Великобритании сообщили, что в реках, куда спускают воды с канализационных очистных сооружений, были обнаружены восемь распространенных лекарств. Пресс-атташе министерства окружающей среды, пищевых продуктов и сельского хозяйства заявила, что опасность химикатов для людей "чрезвычайно маловероятна", поскольку их концентрация просто мизерна. Однако журналисты нарисовали мрачную картину: дескать, вся нация невольно принимает с питьевой водой медикаменты. "Ничего не подозревающие массы тайно пичкают лекарствами", – как выразился один парламентарий.

Кристофер Доутон, научный сотрудник Агентства по охране окружающей среды, – один из первых ученых, которые привлекли внимание к этому вопросу, – утверждает, что концентрация фармацевтических и гигиенических контаминантов в воде муниципальных водозаборных сооружений еще ниже, чем в воде в среднем, поскольку при хлорировании и фильтрации через активированный уголь многие химические соединения распадаются или нейтрализуются. Доктор Доутон, работающий в Национальной исследовательской лаборатории воздействия токсинов на население, которая находится в Лас-Вегасе, утверждает: если какие-то живые существа и пострадают от этих химикатов, то это будут рыбы и прочие обитатели ручьев и рек. Доктор Доутон и Томас Э. Тернес из немецкого Института исследований воды и водных технологий "ESWE" привлекли внимание научного сообщества к этой проблеме в 1999 году, опубликовав свою статью в журнале "Environmental Health Perspectives". Они отметили, что исследования последствий загрязнения окружающей среды дотоле почти исключительно фокусовались на "обычных" вредных веществах – уже известных сильных токсинах и канцерогенах либо подозреваемых в таких свойствах. Доутон и Тернес призвали исследователей обращать больше внимания на фармацевтические средства и ингредиенты средств личной гигиены: не только лекарства и биодобавки, но также диагностические вещества, ароматизаторы, компоненты кремов от загара и многие другие. Авторы статьи предположили, что хроническое воздействие этих веществ в низкой концентрации может повлиять на водную фауну, причем эффекты будут накапливаться столь медленно, что они "будут незаметны или неочевидны", пока не наступят необратимые изменения. Эффект может быть столь слабым, подчеркнули они, что его припишут каким-то медлительным факторам типа эволюции или изменений в среде обитания.

Для начала следует выявить и измерить, что же попадает в поверхностные и грунтовые воды страны. По данным Управления по контролю над пищевыми продуктами и лекарствами, утилизация отходов фармацевтической промышленности досконально учитывается и контролируется, но вклад, который вносят частные лица через канализацию и выгребные ямы, "в основном недооценивался".

Между тем, в отличие от пестицидов, которые распыляются целенаправленно и заранее отмеренными дозами, или промышленных выбросов в воду и воздух, воздействие которых изучено относительно детально, фармацевтические средства проходят незамеченными через очистные сооружения, не приспособленные для их выявления и нейтрализации.

Собственно, в окружающей среде многие из соединений, о которых мы говорим, быстро распадаются. Теоретически это снижает их опасность, но некоторые используются столь широко, что их запасы в воде постоянно возобновляются.

Исследователи подозревают, что объемы выбросов фармацевтических контаминантов в поверхностные и грунтовые воды США растут.


Во-первых, увеличивается потребление медикаментов в пересчете на душу населения, так как, помимо появления новых лекарств, уже существующие начинают применяться в новых целях и среди новых или расширяющихся групп пациентов, будь то дети или стареющее многочисленное поколение "бэби-бумеров".

Во-вторых, все больше становится муниципальных образований, которые сливают очищенные канализационные воды в источники питьевой воды. Ученые, изучавшие этот вопрос, не обнаружили в такой "повторно используемой" воде накопления фармацевтических контаминантов. С другой стороны, как сказано в обзоре Управления по контролю над пищевыми продуктами и лекарствами, многие загрязняющие вещества "выдерживают обработку на очистных сооружениях канализационных вод и биологический распад и могут быть выявлены в низкой концентрации в окружающей среде".

Некоторые видят в широком распространении этих веществ в окружающей среде наглядную иллюстрацию тезиса о нежеланных и непредсказуемых последствиях научно-технического прогресса. На их взгляд, если об этих последствиях мы имеем лишь отрывочные представления, лучше принять меры для снижения опасности, даже если последствия неведомы. Такой подход называют "принципом предусмотрительности". Джоэль Э. Тикнер, эколог из Университета Массачусетса в Лоуэлле, утверждает, что ошибочно считать все эти химические вещества безопасными "по умолчанию" и что нужно предпринимать усилия для установления их кумулятивного воздействия, как по отдельности, так и в комбинации, даже в малых дозах. На его взгляд, опыт использования свинцовых присадок к бензину, асбеста и других опасных веществ доказывает: тот, кто бездействует, пока данные о вредоносном воздействии не станут неопровержимыми, будет вынужден заплатить огромную цену, которая выражается не только в долларах, но и в уроне для здоровья и в человеческих жизнях.

Другие утверждают, что положительный эффект от принятия определенных мер – например, запрета на использование определенных химических соединений или проведения обязательного широкого тестирования или лечения – должен, как минимум, оправдывать и по возможности перевешивать затраты. "Нужно каким-то образом учесть возможную опасность и возможные преимущества", – отметил Джеймс К. Хэммит, профессор экономики и "науки о решениях" в Гарвардском центре анализа рисков. А поскольку возможно, что некоторые из десятков тысяч химических веществ, которые могут попасть в воду, в комбинации гораздо опаснее, чем по отдельности, сказал в интервью доктор Хэммит, "вполне возможно также, что они друг друга нейтрализуют". "В любом случае, – заметил он, – оценка создаваемого ими совокупного риска представляет собой невероятно сложную математическую задачу. – Комбинаторика на грани неразрешимости".

Перед лицом такой неопределенности лица, принимающие решения, впадают в недоумение. Им остается лишь продолжать исследования. По словам доктора Зеника, изучение "судьбы, транспортировки и стойкости" фармацевтических контаминантов позволит ученым более четко оценить их воздействие и "установить потенциальный круг последствий для здоровья людей". Но даже этот философский подход выглядит неосновательным, поскольку существует так называемый психологический "эффект ноцебо": когда люди узнают, что соприкасались с некой "заразой", даже если ее вредность не доказана, у них иногда возникают вполне реальные неблагоприятные физиологические реакции.

"Эффект ноцебо может сыграть ключевую роль в развитии неблагоприятных физиологических реакций даже на микроэлементы или контаминанты. Люди просто внушают себе болезнь", – отметил недавно доктор Доутон в статье в специальном номере "Ground Water Monitoring and Remediation", издания Национальной ассоциации по грунтовым водам, которая объединяет ученых, инженеров и предпринимателей, имеющих отношение к использованию грунтовых вод. И действительно, по оценкам психологов, изучающих особенности восприятия опасности, идея присутствия в питьевой воде нежеланных химикатов вызывает подавленность вне зависимости от того, действительно ли эти химикаты вредны. Это новый (или, по крайней мере, дотоле остававшийся неизвестным) феномен, химикаты незримы и вдобавок имеют искусственное, а не естественное происхождение. Но ученые из таких учреждений, как Геологическая служба, утверждают, что важно понять, как широко распространены эти вещества и как они действуют даже в малых дозах. Если о них станет известно больше, то исследователи смогут лучше предсказывать их поведение, тем более, если концентрация вдруг возрастет. Кроме того, по мнению Геологический службы, выявление химикатов в малых дозах чрезвычайно важно для установления, оказывают ли они кумулятивный эффект при их сосуществовании в окружающей среде. Всеобъемлющий химический анализ источников питьевой воды "стоит дорого, отнимает чрезвычайно много времени и рассматривается риск-менеджерами как источник новых докучливых и преимущественно неразрешимых вопросов", написал в статье доктор Доутон в прошлом году. "Но проводить его нужно в любом случае, – уверяет Доутон, – поскольку он полезен для сохранения доверия населения к питьевой воде". "По сути, я занимаюсь "предвосхищающими" исследованиями, – подчеркивает он. – Нащупываешь новую тему, пытаешься ее развить и смотришь, куда она приведет. А куда, заранее предугадать невозможно".

 Особое мнение. Хорошая осторожная статья: «Наверно вредно, но пока не доказано». Зато доказано, что при эксгумации захоронений 15-20 летней давности видно, что тела не разлагаются!!! Тело так нашпиговано таблицей Менделеева, что древнеегипетские бальзамировщики - «отдыхают»
Так обстоят дела у НИХ, а у НАС? А у нас этой проблемы просто не существует, с чем вас, дорогие россияне, и поздравляем.

 

   Watergeo.ru Eaoaeia naeoia ii i?enoea aiau e aiaiuo ?ano?nia - Top-Water    Rambler's Top100    Aquaexpert